ЧЕЧНЯ (декабрь 1995)

    Еще был год от Рождества Христова,
    И как же был он щедрым до гробин
    Для Грозного, Москвы и для Ростова,
    Для всей земли российской - до глубин!

            Окрашенный невинной юной кровью,
            Текущей по предплечьям и рукам,
            Как много скорбных свечек к изголовью
            Поставил он убитым паренькам!

    Как много материнских слез пролито,
    Как много появилось седины,
    Как много скорбных слов звучит в молитвах.
    О, горе необъявленной войны!

            Какая глубина мирской печали
            В глазах забытых Богом матерей,
            Когда им похоронные вручали,
            «Груз-200» подвозили до дверей!

    А многие лишились даже доли
    Убитого сынка похоронить,
    Поскольку в мире горестной юдоли
    Их кости продолжают где-то гнить.

            Что может быть для матери страшнее.
            Чем жить в пустой и безысходной мгле,
            Когда могилки нету перед нею
            И сына нет - убит в чужой земле.

    Я знаю, Бог, ты за грехи караешь
    И грешных отсылаешь прямо в ад.
    Невинно павшим рай ты открываешь...
    Но тех ли покарал, кто виноват?

                                                    1995
                          * * *


Литературная страничка | | Ирина Касаткина | | Михаил Маслов