ЧЕЧНЯ (декабрь 1994)

             «Я убит был под Ржевом...»

    Я вчера убит в Грозном, -
    Так бы я написал. -
    На рассвете морозном
    Минный свист зависал.

            Я - солдат-первогодок
            Не видал не черта!
            О военных невзгодах
            Только в книгах читал.

    Путь военный недолог.
    В этой страшной Чечне
    Острый минный осколок
    В ногу врезался мне.

            Вскрик от боли был жалок -
            Заглушил автомат
            Неуклюже лежал я,
            Слыша взводного мат.

    Небеса полиняли
    Вмиг - грязнее земли.
    Меня двое подняли
    И назад понесли.

            Я стонал, тихо охал...
            Тот, кто нес впереди,
            В землю ткнулся со вздохом
            С вражьей пулей в груди.

    Тот, что нес меня сзади,
    Помогал мне ползти.
    Мы сроднились с ним за день
    Рокового пути.

            Я пришел в исступленье,
            Но уже на виду
            Те двенадцать ступенек,
            Что к санбату ведут.

    От такого мученья
    Я смертельно устал.
    Но пришло избавленье -
    Снайпер пулей достал.

            Я пришит к земле пулей,
            Мне уже не ползти.
            Только губы шепнули:
            «Отомсти... отомсти...»

    Этот снайпер, зараза,
    Семерых уложил.
    Коль попался б мне сразу.
    Намотал б ему жил.

            Крови пролил он слишком.
            Взяли в ночь, под рассвет.
            Оказалась латышка
            Восемнадцати лет.

    Мы ж почти одногодки.
    Можно ль совесть продать?
    Этим «белым колготкам» -
    Нет, пощады не ждать!

            Разве выдержат нервы?
            С криком: «Мать твою так!» -
            Парни бросили стерву
            В ослепленьи под танк...

    Рано двери закрылись,
    Рано час мой пробил:
    Я ж не пробовал крылья,
    Я ж еще не любил!

            Прости, милая мама,
            Шаг неопытный мой.
            Это горькая драма -
            Не вернусь я домой.

    Не прижмусь уж щекою
    К твоей теплой щеке,
    Не поглажу рукою
    Сеть морщин на руке.

            Мне в кормильца, в опору
            Больше уж не расти.
            Не смотри же с укором,
            Мама, сына прости.

    Выпил чашу до дна я
    В этом диком краю.
    И найдешь ли, родная,
    Ты могилу мою?

                                                    1995
                          * * *


Литературная страничка | | Ирина Касаткина | | Михаил Маслов