- 4 -

       В декабре 1962 года мне пришлось участвовать в постановке на боевое дежурство 1-го дивизиона Приекульского полка. Дивизион был вооружен первыми пусковыми установками ракет Р-14, которые могли решать стратегические задачи на всю глубину Западного ТВД, включая военно-морские базы ПЛАРБ «Поларис». С неуязвимостью этих грозных ядерных средств было покончено. Об этом генерал-майор А.А. Колосов в нашем присутствии непосредственно по ВЧ связи доложил министру обороны Маршалу Советского Союза Р.Я. Малиновскому, а тот — Первому секретарю ЦК КПСС Н.С. Хрущеву. Благодарность руководства страны подвела итог нашим бессонным ночам по постановке на боевое дежурство более совершенного ракетно-ядерного оружия средней дальности. Этот же дивизион по плану Министерства обороны СССР в 1963 году произвел учебно-боевой пуск ракеты Р-14 с ядерным зарядом из Забайкалья по полигону на Новой Земле.
       1962 год стал весьма ответственной страницей в истории Ракетных войск. Нам было поручено готовить Плунгенский полк к скрытной передислокации на Кубу. Это было испытание моральных и физических сил на грани человеческих возможностей. История рассудит политическую правомерность этого шага, а в дивизии сделали все возможное для обеспечения успешных действий личного состава во время Карибского кризиса.
       После передислокации управления дивизии в 1961 году в г. Шяуляй была развернута большая работа по развитию системы централизованного боевого управления. Началось строительство стационарного пункта управления. Я был назначен на должность заместителя начальника оперативного отделения и в основном сосредоточил свои усилия на решении задач боевого управления. Шяуляйская ракетная дивизия, располагавшаяся на территории Литвы и Латвии, отличалась большим разнообразием ракетных систем. На боевое дежурство были поставлены боевые ракетные комплексы наземного и шахтного вариантов, оснащенные ракетами Р-12, Р-12У, Р-14, Р-14У и Р-5М. Это потребовало высокой подготовки органов боевого управления дивизии. К моей работе в этом направлении проявили интерес в оперативном управлении Главного штаба Ракетных войск: мне была оказана высокая честь — продолжить свою службу в этом мозговом центре Ракетных войск. Офицером оперативного управления Главного штаба Ракетных войск я был назначен в июле 1965 года. Признаюсь, что я испытывал определенную робость перед этим солидным учреждением стратегического уровня. В коллективе управления трудились опытнейшие штабные работники, большинство из которых были участниками Великой Отечественной войны, в основном — полковники. Четыре офицера управления были Героями Советского Союза.
       Оперативное управление возглавлял генерал-лейтенант А.Я. Попов, фронтовик, имевший большой опыт работы в Штабе реактивных частей. Его заместителями были не менее опытные генералы Генерального штаба. Моим непосредственным начальником, возглавлявшим направление войск РСД, являлся опытнейший специалист и замечательный человек генерал-майор П.П. Пузик. Под стать ему был заместитель начальника направления Н.Г. Резников (впоследствии генерал-майор, начальник Центрального командного пункта РВ). Трудно перечислить всех офицеров управления, которые помогали мне освоить специальность и быстро влиться в коллектив. Особо признателен я В.Г. Резчику и Б.А. Агальцову. Последний почти 25 лет проработал в оперативном управлении и заслуженно стал генералом, начальником направления МКР.
       С начальником Главного штаба генерал-полковником А.Г. Шевцовым мне довелось трудиться в тесном контакте почти пять лет, особенно в период завершения работы над единым для войск МКР и РСД Боевым уставом. Часто он вызывал меня уже поздним вечером и, полностью отдаваясь работе, удивлялся, когда при уточнении какого-либо положения Боевого устава не всегда заставал в это время нужного работника на рабочем месте. Работа в составе уставной комиссии совместно с В.А. Жуковым, В.Г. Резчиком, Б.А. Агальцовым под руководством наших опытных начальников явилась для меня большой школой, позволила углубить профессиональные навыки, расширить свой кругозор.
       В 1968 году я был назначен старшим офицером оперативного управления Главного штаба. Значительно больше вопросов приходилось решать самостоятельно. Работая в направлении войск ракет средней дальности, я побывал почти во всех позиционных районах западной части страны, встречался с интересными людьми, грамотными, беззаветно преданными своему делу воинами-ракетчиками. Именно их практический опыт давал нам основу для разработки руководящих документов главнокомандующего Ракетными войсками.
       Вершиной своей деятельности в Главном штабе я считаю участие в составе оперативных групп главнокомандующего в двух крупнейших стратегических учениях, проведенных под руководством министра обороны СССР: «Восток» — май 1970 года и «Центр» — февраль 1971 года. Первое учение (опергруппа размещалась в г. Иркутске) запомнилось тем, что в течение почти часа мне с помощью начальников оперативных направлений ЦКП РВ полковниками П.С. Журавлевым и Н.А. Тимаковым пришлось управлять Ракетными войсками. Приказ на повышение степени боевой готовности войск с ограничениями, установленными для учений, неожиданно для всех был передан в то время, когда министр обороны Маршал Советского Союза А.А. Гречко проводил совещание, на котором присутствовали начальник Главного штаба и другие руководители опергруппы. Ситуация была сложная, но генерал-полковник А.Г. Шевцов, прибыв с совещания и изучив обстановку, дал положительную оценку нашим действиям. На этом учении свыше 20 пусковых установок Ракетных войск провели учебно-боевые пуски непосредственно с боевых стартовых позиций.

Предыдущая страница   | |    Начало   | |    Следующая страница

После пополнения счета в казино, можно играть в голден геймз на настоящие деньги.