- 3 -

       В 1958—1959 годах бригада в составе управления и двух дивизионов участвовала в выполнении важнейшего государственного задания с выездом за пределы страны. Это была серьезная проверка наших моральных и физических качеств, профессиональной выучки и мастерства. С этой задачей личный состав технической батареи 1-го дивизиона, которой я командовал с мая 1959 года, справился успешно. По возвращении на Родину в г. Советск, Калининградской области дивизион получил новое задание — в короткие сроки освоить новую ракетную систему Р-12, ставшую основным ракетным комплексом РСД.
Сентябрь 1952. Генерал-лейтенант И.М. Пырский зачитывает приказ Военного министра СССР о присвоении первичного офицерского звания «младший лейтенант» слушателям выпускного курса 1-го факультета.

       Переход на новую ракетную систему осуществлялся зимой в полевых условиях. Одновременно личный состав батареи участвовал в рекогносцировочных работах по выбору позиционных районов для несения боевого дежурства, а с весны 1960 года — в завершении их оборудования.
       В конце апреля батарея получила четыре боевые ракеты Р-12, которые размещались в арочных бетонных сооружениях со строгим температурно-влажностным режимом. В мае 1960 года, накануне Дня Победы, возглавляемая мною техническая батарея в составе 1-го дивизиона заступила на боевое дежурство в числе первых ракетных подразделений и частей. Большую помощь здесь мне оказали мои ближайшие помощники, также выпускники Ростовского училища, начальники отделений офицеры Ю. Исаичев и П. Овсянников, впоследствии ставшие полковниками, кандидатами наук.
       Так завершилась моя служба в первой ракетной бригаде, преобразованной с созданием Ракетных войск в гвардейскую ракетную дивизию. Начинался новый ответственный этап служебной деятельности по формированию и постановке на боевое дежурство новых ракетных частей.
       В июне 1960 года я был назначен в управление формируемой ракетной дивизии в г. Таураге Литовской ССР. Дивизия создавалась на базе инженерной бригады РВГК, первым командиром которой был генерал-майор артиллерии П.В. Колесников. Формировал ее командир полковник А.А. Колесов, впоследствии генерал-лейтенант, командир отдельного ракетного корпуса. В управлении дивизии было много квалифицированных работоспособных офицеров, среди которых выделялись главный инженер дивизии майор В.А. Гуров и начальник оперативного отделения полковник С.С. Зайцев.
       Перед соединением стояла трудная и ответственная задача — в короткие сроки на базе частей различных видов Вооруженных Сил доформировать и поставить на боевое дежурство пять ракетных полков. Плунгенский и Добельский полки формировались на основе частей дальней и фронтовой авиации, Елгавский полк — полк — на базе танкового полка, а полк, дислоцируемый в местечке Паплака, практически включал представителей всех родов войск. Характерно, что из летного состава остались служить в ракетных частях единицы. Тяжело переживали освоение новой специальности моряки, стремившиеся сохранить свою форму одежды и морские традиции. Квалификация офицерского состава также была весьма различна. Более успешно осваивали ракетное вооружение авиационные инженеры и техники, упорно, с традиционным достоинством трудились офицеры-артиллеристы.
       В управлении дивизии была сформирована под руководством В.А. Гурова инструкторская группа, в которую вместе со мной вошли А.С. Скобель, А.А. Кокин (выпускник Ростовского ВАИУ, впоследствии генерал-майор, командир ракетной дивизии). Не считаясь со временем, практически не бывая дома, мы обучали, принимали зачеты и одну за другой ставили на боевое дежурство стартовые батареи. В этой работе нам помогали опытные офицеры-ракетчики Таурагского полка, ранее сформированного на базе одного из дивизионов инженерной бригады. Оба дивизиона этого полка уже с начала 1960 года несли боевое дежурство. Полком командовал полковник Г.Д. Гаврилов, впоследствии генерал-майор. Наша работа в составе инструкторской группы дивизии была не только тяжела, но и небезопасна. Во время проверки боевой готовности шахтного дивизиона Плунгенского полка произошел выброс окислителя в шахту. На моих глазах получили тяжелое поражение начальник и один из номеров расчета. Медицина оказалась бессильной, несмотря на принятые меры, один из них к концу дня скончался от отека легких. Между командировками в составе инструкторской группы я нес боевое дежурство на командном пункте дивизии в качестве ответственного дежурного, который впоследствии стал именоваться командиром дежурных сил. Ответственность была очень высокая, до сих пор я помню сигнал, по которому вскрывался пакет на повышение степени боевой готовности.
       Запомнилось опытное учение, проведенное в 1961 году Главным штабом под руководством генерал-лейтенанта артиллерии М.А. Никольского с Таурагским полком с целью отработки новых инструкций и руководств для войск. Мы постоянно искали пути уменьшения сроков подготовки ракеты Р-12 к пуску. В результате нам удалось сократить к 1961 году это время почти в два раза, о чем командир дивизии полковник А.А. Колесов доложил на Военном совете Ракетных войск. После согласования с главным конструктором наши предложения легли в основу разработки новых боевых графиков пуска ракет Р-12.

Предыдущая страница   | |    Начало   | |    Следующая страница