- 26 -

       Замысел, хотя и не полностью, был осуществлен. Как мне потом рассказал командир полка, пара наших Миг-21 показала преимущество над самолетом Р-104 и в маневренности, и в технических возможностях, хотя посадить его все же не удалось. Однако после этого ни один американский самолет не появлялся вблизи аэродрома, на котором базировались советские истребители.

       Проверяя с генералами С.И. Гречко и М.И. Науменко готовность зенитно-ракетных частей, убедились в том, что, если поступит приказ на открытие огня по воздушным целям, наши зенитчики с честью выполнят задачу. Вскоре это подтвердилось на практике. Как уже говорилось, 27 октября нашей зенитной ракетой С-75 был сбит над Кубой американский разведывательный самолет U-2. В тот день командир полка полковник Ю.С. Гусейнов находился на совещании в Сантьяго-де-Куба. Его замещал подполковник Б.М. Данилов. Вот что он рассказал:

       «...Утром 27 октября дежурный по командному пункту объявил готовность №1. Я прибежал на КП, когда на планшете четко отображалась цель №33. И тут поступила команда с КП дивизии «уничтожить цель №33». Помню, как начальник политотдела подполковник Морозов сказал мне: «Евгений Михайлович, кажется, начинается что-то серьезное». Все было для нас так неожиданно, что я решил уточнить задачу на уничтожение цели на КП дивизии. Оттуда приказ подтвердили, и я немедля дал команду 3-му и 4-му дивизионам уничтожить цель.

       Командир 4-го дивизиона подполковник Герченов И.М. доложил, что задачу понял, цель видит, ведет ее и буквально тут же доложил, что она уничтожена, расход - три ракеты. Высота цели 21 500 м. Я лично доложил на КП дивизии об уничтожении самолета». Вот так в 10 ч. 21 мин. 27 октября был сбит американский самолет-разведчик U-2.

       Ввиду того, что силы и средства ПВО советских и кубинских войск находились в одной системе взаимодействия, кубинское военное руководство взяло сбитый самолет на себя. Спустя двадцать шесть лет, 1 марта 1988 года, Фидель Кастро в интервью американской телекомпании Си-би-эс на вопрос о том, сколько и кем, советскими или кубинскими войсками, во время октябрьского кризиса было сбито американских самолетов U-2, ответил:

       - Был сбит только один самолет. И сбили его не кубинцы. Мы добивались, чтобы самолеты не летали на бреющих полетах, и в один из дней октябрьского кризиса предупредили советских солдат и всех остальных, что будем стрелять по самолетам на бреющих полетах.

       Мы мобилизовали всю зенитную артиллерию, и на другой день утром наши батареи повсеместно открыли огонь по самолетам, летавшим на низких высотах. Но у нас не было ракет, в этой ситуации советская батарея зенитных ракет открыла огонь по самолету. Чем это было вызвано? Тем, что бой фактически уже начался, потому мы и открыли огонь.

       Если нужно взять на себя ответственность за это, мы готовы взять ее на себя, потому что мы отдали противовоздушным батареям приказ стрелять по низколетящим самолетам. Однако у нас не было ракет класса «земля - воздух», они находились в руках советских войск, и непосредственный приказ о запуске ракеты был отдан советским офицером . Если бы эти ракеты находились под нашим контролем, то мы, возможно, приказали бы стрелять, так что мы не уходим от ответственности. Но не нам принадлежит заслуга в том, что этот самолет был сбит.



Решитесь заняться важным для жизни ремеслом, игры автоматы новые играть - настоящий заработок мечты!