- 8 -

       - Далеко, капитан, далеко.
       - Ну, к примеру, сколько дней?
       Я попробовал отшутиться, но шутка не удалась. Это я заметил по глазам офицера. Я знал, что уже сегодня вечером этот капитан, как и все его товарищи, получит гражданский костюм, рубашку и даже шляпу. Все они, как солдаты-первогодки в только что надетом обмундировании, не сразу будут узнавать друг друга Какие новости привезли из первопрестольной, товарищ генерал? - помнится, спросил меня капитан судна.

       - Никаких особых.
       - Так куда же все-таки идем?

       - Все узнаете в море капитан. Да они все должны были узнать только в море. Перед тем как отойти от причала, капитан судна и командир полка получат большой запечатанный и прошитый суровыми нитками пакет Они вскроют его и увидят еще один но поменьше. На нем будет надпись, указывающая, в какой точке Атлантического океана вскрыть второй пакет. Правда, вскрывать будут уже втроем. К ним присоединится работник особого отдела КГБ. Вот тогда-то и узнают, что их путь от Гибралтара лежит на далекую Кубу.

       Мое впечатление от хода погрузки в порту Феодосия полка и других частей дивизии ПВО осталось хорошим О результатах своей поездки я лично доложил С.П. Иванову.

       После этого началась рутинная работа по контролю за ходом выполнения плана операции. Все нити в нашем управлении по сбору информации от главкоматов и управлений сходились в специально сформированный отдел, который возглавлял полковник И.Г. Николаев и его заместитель полковник В.Н. Котов. Они же составляли и ежедневные справки-доклады министру обороны. Как правило, с этими справками ходили на доклад генерал-полковник С.П. Иванов и я. Все шло хорошо до поры до времени. Но однажды Р.Я. Малиновский, прочитав очередную справку, снял очки и, отложив нашу бумагу в сторону, сказал:
- Вот вы все тут расписали как по маслу столько-то убыло, столько-то прибыло. А как прибыло? Что происходило с кораблями, с людьми в пути? Все ли обходится хорошо? Я, например, не знаю. А хотел бы.

       Мы молчали, понимая правоту министра. Но прямой связи ни с Кубой, ни с судами в море мы не имели. Зато ее имел Морфлот. Связавшись с ним, мы стали ежедневно к 7.00 получать сводки о прохождении судов, положении дел на них, о непредвиденных случаях в море, а в 9.00 докладывали министру.

       В первых числах сентября я выехал в новую командировку, связанную с операцией "Анадырь" На этот раз - в Севастополь, где шла погрузка на суда ракетной дивизии под командованием генерал-майора И.Д. Стаценко.